Нет, я не мачо, и не рыдаю — журнал He-Life

0
26

Нет, я не мачо, и не рыдаю

Заложницы общества потребления, они оценивают нас по некой шкале, где все учтено: бренд, упаковка, скорость доставки и функциональность. В качестве платы они предлагают себя. По частям, в размере вложенных инвестиций.

Такой подход стал нормой. Отклонение от нее карается презрением, а связь с немачо выглядит как снисхождение и вынужденная, временная мера. Много ли таких женщин? По моим наблюдениям — две трети. Те же из них, кто не хочет идти навязанным кинематографом и рекламой путем, становятся изгоями. Но и они зачитываются глянцем и ждут, ждут конного экипажа с гербами и пажами.

Мачизм из разновидности поведения превратился в обязанность современного мужчины. Любой от 20 до 60 стремится добиться портретного сходства с иконами этого стиля. Увы, но многие считают это необходимостью. Этого требуют дамы. Едва начав брить первые, редкие волосы на лице, мальчишки задумываются о соляриях, кремах и стилистах. Конечно, можно вспомнить слова классика о том, что «быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей», но деловитость уступает место стильным понтам.

Мужчины проводят у зеркала времени не меньше, а иногда и больше чем женщины. Мир переворачивается. Женщины осаждают секции восточных единоборств и бокса, проходят тренинги по психологии и менеджменту, а мужчины в погоне за гладким лицом и комплиментами «слабого» пола листают глянцевые журналы и учатся подбирать шнурки и колечки. Критериями мужской состоятельности стали не пресловутые дом, дерево, сын, а автомобиль, клуб, загар. И большая часть заработанных средств тратится мужчинами на «статусные» покупки. Нам навязывают не линию поведения, а стиль жизни. Если хотите — жизненный путь.

Я много лет воюю с гламуром и бьюти-фашизмом. И то, и другое ограничивает свободу. Я давно заметил, что желание быть похожим на рекламную картинку и зарабатывать прилагательные «настоящий», «сексуальный», «модный» превращают мужчин в рабов.

Вот уже и двенадцатичасовой рабочий день стал в нашей жизни чем-то обыденным. Униформа, именуемая дресс-кодом, сделала всех однообразным стадом, и оно движется в концлагеря рыночной экономики, где его душат в кредитно-газовых камерах и пытают коктейлями в темных подвалах клубов. Надсмотрщики неумолимы. На алтарь их красоты должны быть принесены жертвы. Иначе — порицание и забвение.

Ау! Братья! По-моему, пришло время вернуть себе свободу. Я не хочу быть мачо. Не хочу, чтобы моя жизнь была похожа на соревнование «кто заплатит больше за удовольствие». Трудиться надо не для эфемерного статуса, а для создания комфорта. Если вместе со мной его получат семья и дети — тем лучше для них. Кровью и потом заработанные деньги должны приносить истинное удовольствие. Кайф от покупки блесен, оптических прицелов, колес для джипа, памперсов, колечек с бриллиантами и прочих мелочей должен быть безграничным. Если кто-то мешает ощутить его полной грудью — гнать таких от себя подальше, невзирая даже на то, что у них этих грудей две.

На отдыхе должна быть компания, а не тусовка, и собираться она должна там, где сердцу хорошо, а не там где модно. И употреблять надо не рекламный продукт, а приносящий облегчение нектар. Сколько бы он не стоил. Ум мужчины — это не способность подобрать галстук к трусам, а умение отличать смыслы от симулякров. И если найдутся женщины готовые поучаствовать в создании такого земного рая — надо присмотреться к ним. Возможно, это судьба. А взбалмошные «цыпочки» пусть и дальше «разводят» недалеких на дискотеках.

Сила мужчины притягательна, как звездное небо, и не стоит тратить ее на тех, у кого вместо мозгов склад гламурной макулатуры. К тому же, зачем бежать за уходящим солнцем, если утро подарит тебе его снова?

Итог прост — долой женский шовинизм! Мужчина, он тоже человек, и у него могут быть свои слабости. И, конечно, я могу однажды приехать на белом коне. Остается только договориться, кто будет убирать за конем навоз.

Источник